leonardovich683

Владимир ПРОНСКИЙ.Рассказ. Кто на кого учился

Владимир Пронский родился в г. Пронске Рязанской области в 1949 году. Работал токарем, водителем, корреспондентом, редактором. Как литератор дебютировал в 1967 году. Автор романа-трилогии «Провинция слёз», романов «Племя сирот», «Три круга любви», «Казачья Засека», «Стяжатели», книги избранных рассказов «Лёгкая дорога» и других книг повестей и рассказов. Первая книга «Мягкая зима» увидела свет в издательстве «Современник» в 1987 году. Произведения публиковались в журналах «Наш современник», «Москва», «Молодая гвардия»,  «Роман-журнал ХХ? век», «Неман», «Подъём», «Север», «Московский вестник», «Странник», «Родная Ладога», «Проза», «Вертикаль», «Играй гармонь», «Мир женщины», «Встреча», «Фактор» и других, а также в альманахах, коллективных сборниках, различных газетах; за рубежом. Владимир Пронский — лауреат премии имени А. С. Пушкина, Международной литературной премии имени Андрея Платонова, лауреат премии журнала «Молодая гвардия». Член Союза писателей России. Живёт в Москве.

Кто на кого учился..

Илл.: Художник Алёна Дергилёва (фрагмент)
Илл.: Художник Алёна Дергилёва (фрагмент)

В феврале не стало моего товарища Серёги, с которым дружил более двадцати лет. Пошёл он утром умываться и рухнул. Едва за шестьдесят перевалило, до последнего дня в волейбол играл, что меня, тоже волейболиста, всегда радовало. Я-то немного постарше буду, и не осталось былой прыгучести и координации, а всё равно волейбол – это на всю жизнь. Но познакомились мы не на площадке, а в компьютерном отделе. Серёга – бывший военный, в середине 90-х уволился из армии. Знание технического английского и компьютера помогло ему стать инженером-айтишником. На этом поприще он имел успех, работая в издательствах и торговых фирмах, всегда из-за отзывчивого характера был на виду в любом коллективе. Его уважали руководители, коллеги-женщины и даже чёрный кот, которого он котёнком однажды подобрал на улице. Он быстро вырос и стал талисманом отдела. Занимался им в основном Сергей, даже приезжал в выходные, чтобы напоить и покормить, возил на прививки, и никто в этом ему особенно не помогал, правда, время от времени скидывались всем отделом на кошачий корм – дело-то компанейское. Да и сам он был компанейским.

Это и помогло нам подружиться, когда я попросил знакомого помочь сделать вёрстку книги, а тот отправил меня к Серёге. С той поры, чуть что случалось с компом, звонил ему, всегда радовавшемуся моим книгам, публикациям, при этом высказывал замечания, а что-то хвалил – в общем, не оставался равнодушным к тому, чем я занимался. И это было особенно приятно. А так как я тот ещё «чайник», то приходилось часто обращаться, и, если посчитать все звонки, то не хватит не только пальцев на руках, но и волос на голове. К тому же со временем я обленился, или соображать стал хуже, и не поспевал за развивающейся техникой. Да и особенной нужды в этом не видел, зная, что всё равно не успею. Не моё это. Мне проще позвонить Сергею и сказать, что неплохо бы встретиться, например, на Сухаревской, и обсудить закавыку с компом, чтобы на следующий день, используя опцию удалённого доступа, он мог легко расправиться с любой моей компьютерной «засадой».

Давние москвичи знают, что на Сухаревской площади есть чебуречная, на мой взгляд, лучшая в Москве, сохранившаяся с советских времён. Чебуреки были сочными, душистыми, приготовленными в самой чебуречной, и запах из неё растекался по всему скверу на месте бывшего Хитрова рынка. Употребляли огненные чебуреки… тремя столовыми ложками. Двумя ложками зажимался угол чебурека, другой откусывался, а бульон сливался в третью. Получалось две ложки вкуснейшего «хаша». В общем, объеденье. Трёх чебуреков с бараниной вполне хватало пообедать. Можно было и по-тихому пропустить рюмочку-другую, а с некоторых пор шкалики с водкой и коньяком продавали вполне легально. Так что мы часто встречались с Серёгой на Сухаревской, и были весьма довольны этими походами, потому что разъезжались по домам выпившими и сытыми. В последние годы, когда чебуреки уменьшили в размере, мы легко употребляли по четыре-пять. «Проставлялся» я, привозя поллитровку «киновского» коньяка, а Серёга помогал с чебуреками. Бывало, добавляли и того, и другого.

Встречались мы и не по «производственным» делам. Отмечали дни рождения, День защитника Отечества, ВВС, где служил Сергей, да и мой День десантника – это уж обязательно. Так что за год достаточно находилось поводов для встреч, и мы охотно ими пользовались, а иногда встречались и без повода – просто так.

И вот с Серёгой минувшей зимой попрощались на Хованском, и навсегда сорвалась наша очередная встреча на Сухаревке. Его сослуживцы, зная, что он всегда помогал мне в компьютерных делах, обещали не бросать, говорили, мол, не стесняйся, всегда обращайся, но как-то позвонил им и понял: всё изменилось. И перестал их тревожить.

Жизнь, понятно, продолжалась. Много времени проводил за компом: это и новые рукописи, и почта, и соцсети – дело известное. И с каждым днём он работал всё медленнее и медленнее. Спросил у сына, что это может быть, а он как всегда: «Работай пока, потом посмотрю!» Обещать-то обещал, но я-то знал, что это «потом» может растянуться до бесконечности. Так что особенно и не надеялся на него. Особенно, когда вспомнил о двоюродном племяннике, год назад перебравшемся из провинции. Двоюродный брат, помнится, очень нахваливал сына-компьютерщика, гордился им. Вот, мол, светлая голова, заработал и накопил денег на квартиру. «Представляешь, в Москве теперь живёт, там у вас такие возможности!» И я понял, что парень не промах, если в районном городе, пусть и крупном, сумел хорошо заработать. Попробуй, заработай, если ты не жуликоватый чиновник. А ведь смог! И было радостно, что у брата такой башковитый сын. И я позвонил Алексею, рассказал о своей проблеме, а он сразу расстроил:

– Дядя Володя, засад может быть несколько, и сразу не скажешь, от чего именно комп тупит. Как-нибудь подскачу, посмотрю. Вы в Строгино живёте?

– Да, в Строгине…

– Диктуйте адрес! – недолго думая, попросил Алексей. – В ближайшие дни буду. Может, и делов-то на пять минут!

Разве можно не обрадоваться такой отзывчивости?! И я порадовался за племенника. Подумал: «Есть же, есть добрые люди!» С этой мыслью и далее жил, и было приятно, что кто-то о тебе думает, заботится.

Неделя прошла, вторая – напомнил о себе. Оказалось, что Алексей помнит обещание, но сейчас очень много работы, и он с утра до позднего вечера занят.

– Подожди ещё немного, дядь Володь, обязательно заскочу.

Прождал ещё две недели, и сил более ждать не осталось, тем более, комп почти перестал работать. Пришла газета с родины, а файл PDF объёмом 15 МБ скачивается 15 минут. Весь обозлишься, пока дождёшься. Тогда вновь напомнил сыну.

– Тебе горит… – огрызнулся он.

Всё, деваться некуда, надо «сдаваться» мастерам со стороны. Позвонил в центр ремонта компьютеров. Выслушали там мои стоны и пообещали черед два часа прислать мастера.

– Хорошо, буду ждать! – обрадовался я, сообщив адрес.

Мастер прибыл без опоздания: лет тридцати пяти, курнос, в очках (умный!), надел бахилы, я ему подал гигиеническую салфетку протереть руки, и он уселся за комп, но сначала представился:

– Сергей… – а у меня от его имени что-то в груди заломило, сразу вспомнил своего Серёгу.

А новый Сергей пощёлкал мышкой, почитал одну техническую страницу, другую, печально качнул головой, сказал, украсив слова вздохом:

– Работы много будет… Желательно жёсткий диск заменить. Сколько лет-то машине?

– Да уж лет восемь-девять? А вы все данные сохраните?

– Сохраню, куда же деваться, хотя вы постарались накопить за эти годы ого-го сколько.

– И до этого был компьютер, и не один, всё пришлось сюда перенести, чтобы под рукой материалы и фотографии были.

– А вдруг жёсткий диск сгорит?! Ведь всё пропадёт!

– Что важное, а важное у меня всё, переписал на диски. Вон в углу стопка стоит. Так что предохранился, как мог.

– Тогда другое дело. Ну, так что? – задал мастер вопрос и сделал паузу. – Меняем диск!

– Надо так надо. Сколько это будет стоить?

– Около четырёх тысяч, не считая работы. Как раз у меня есть один с собой.

– Вполне согласен. Меняйте, если уж время подошло его менять.

– Но учтите, что будут ещё расходы по переносу и сохранению данных, установка браузеров и прочие – сами понимаете, что бесплатно такие вещи не делаются.

– Надеюсь, цена-то не будет кусаться?

– Всё подъёмно, даже для пенсионеров.

Мастер начал что-то писать на листочке, фотографировать смартфоном, попросил освободить системный блок от окруживших его книг и бумаг, а сам запустил перекачку данных с компьютера на свой. Когда всё переписал, то спросил о пылесосе.

– Сейчас будем менять диск, и наверняка в компе полно пыли.

– Как ей не быть, если я года три не чистил его.

Принёс пылесос, кое-как собрал, потому что пылесосом всегда занималась жена, подключил. Мастер снял с блока панель, пропылесосил, начал устанавливать диск.

– Как у вас всё ловко получается! – искренне похвалил я его, начинавшего по-настоящему нравиться: говорит мягко, уважительно – сын редко когда на такое сподобится.

– Кто на кого учился! – улыбнулся через очки мастер. – Вот вы-то тоже чему-то учились, если все полки заставлены книгами да журналами?!

– Так уж получилось… – отговорился я, не став нахваливать себя.

На какое-то время наш разговор замолк, особенно когда технический гость начинал сопеть от усердия, и чтобы поддержать разговор, я предложил кофе, но он отказался, достал из своего рюкзачка бутылочку с водой, сделал глоточек, не позволяя мне фамильярничать. Но всё равно эта дистанция казалась условной. Было видно, что Сергей сосредоточен, хочет поскорее завершить работу, потому что за окном сгущались поздние июльские сумерки, и мне подумалось: «Вот что значит современный человек – действительно «пашет». Вспомнил племянника: и Алексей, наверное, так же «пахал», а иначе как заработать на квартиру в Москве?! Всё-таки шустрая ныне молодёжь, хотя так и должно быть по сути-то. Когда, как не в молодости, зарабатывать на жизнь, и не только?! Мой сын так не умеет: ленив, заносчив, укрывается за сплошными отговорками. Вот сколько раз просил его подключить принтер и сканер после установки Windows 10 (да, был и ещё вызов мастера, но тот оставил самые неприятные воспоминания), Сергей не такой: сказал ему об этом, и тот радостно отозвался:

– Да, пожалуйста!

Работа, чувствовалось, подходила к концу, и я попросил вывести ярлыки на рабочий стол, чтобы потом легче ориентироваться.

– Это само собой! – уверил он меня, а я старался запомнить привычные обозначения, но выглядевшие по-новому. В общем, дело-то знакомое после стольких лет общения с компом. Это в глубину не получается залезть, а в пределах бытового пользователя – это довольно просто.

Чем ближе было окончание работы, тем Сергей становился вежливее, видимо, окончательно привыкнув ко мне, к тому, что я не очень-то досаждал его вопросами, а какие задавал – старался, чтобы они были конкретными и не смешными. И у меня это, кажется, получалось, по крайней мере, Сергей выглядел вполне бодрым, не угнетённым, лишь начал старательно сопеть, когда принялся заполнять квитанцию и взял калькулятор. После нескольких минут писанины, он вздохнул:

– Солидно вы загрузились… На тридцать семь тысяч!..

– На ско-о-ль-ко?! – Я чуть ли не поперхнулся.

– Тридцать семь… Всё по прейскуранту! – и сунул мне под нос распечатку мелким кеглем на пяти или шести страницах.

– И распечатка ваша не нужна, и платить я не собираюсь. За такие деньжищи можно новый комп купить со всей конфигурацией!

– Хорошо, как пенсионеру, сделаю скидку на семь тысяч. Вас это должно устроить.

– Ни в коей мере…

– И как быть?

– Посчитать правильно, по совести! Дайте квитанцию!

Я нацепил очки, вгляделся в каракули, вчитываясь в перечень работ и цены. Причём большая часть цен была закрыта печатью. Но кое-что удалось рассмотреть.

– Объясни, – попросил я, – как понимать вот эту строку: «Перенос и сохранение данных» – и далее: «Код услуги – 5.3, цена в рублях – 350, кол-во. – 3, 8», а общая сумма этой услуги – 13200 рублей?» Как можно получить такую сумму, умножив 350 на 3, 8? – Мастер мой замялся, а я продолжал: – А эта запись что значит: «Три консультации»?! Причем, по 1500 каждая? Три ярлыка вывести на рабочий стол – равноценно трём консультациям?! Да это твоя прямая обязанность! – я невольно перешёл на «ты», потому что не осталось и капли уважения к этому мерзкому человечку, общипанным воробьём умостившемуся на стуле передо мной.

Он даже не покраснел и не извинился, лишь торопливо предложил:

– Я вам сделаю персональную скидку на 11 тысяч! Это вас устроит?

– Ну, вот, это более или менее приемлемо, – не сразу согласился я, понимая, что не дождёшься никакого иного послабления. Дело же может закончиться скандалом, тем более что в квартире находился сын – крепкий и увесистый качок. Он долго думать не будет: чуть чего – сразу в пятак обидчику отца. А лишний шум, разбитый нос и полиция меня совершенно не устраивали.

Выложил я 19 тысяч и не удержался, уколол напоследок:

– Ловко у тебя получается?! Ошпарил ценой, а потом почти в два раз скостил её! И как же будешь отчитываться перед своей конторой? Или возьмёшь новую копию бланка и перепишешь квитанцию так, как тебе выгодно?! Это ты этому учился? Если это так, то неправильно учился, не тому, и не думай, что твой поганый опыт всегда будет помогать!

Я мог бесконечно терзать его, утоляя собственное злорадство, но он ничего не ответил, а быстро подхватил рюкзак и, не снимая бахил, выскочил на лестничную площадку, я же плюнул ему вслед и так хлопнул дверью, что, наверное, весь дом пошатнулся.

В этот вечер я не мог глядеть на комп. Он мне осточертел, казался ненасытным монстром, и вспомнились мне прежние времена, и Серёга вспомнился, и Сухаревская и всё-всё остальное. Да-а, как всё поменялось. И дело не в деньгах, а в отношениях. Ведь этот типчик два с лишним часа втирался ко мне в доверие, чтобы потом оглушить беспощадным приговором, чтобы я проглотил его «разводку» не поперхнувшись, не сумев возразить. Вот только не вышло это у него, или почти не вышло, но это меня совсем не радовало, а лишь усиливало униженность. С тяжёлыми мыслями и разбитыми чувствами лёг спать, а сон всё не шёл и не шёл.

– Сколько будешь вертеться-то? Надоел! – зашипела жена, усилив мою обиду.

А на следующий день позвонил двоюродный брат из Тульской области и скорбно сообщил, что разбился на машине Алексей, и я сразу представил его успешного сына-компьютерщика. Но увидел не самого, а в образе вчерашнего мастера. Брат просил приехать на похороны, но я сразу «вспомнил», что меня в последние дни терзает спина, поэтому неуверенно пообещал, словно заранее отказавшись от поездки:

– Постараюсь, но не факт, что болячки меня отпустят…

После этого даже и не сразу сообразил, что поступил неуклюже, обидно, прежде всего, перед самим собой, но почти сразу понял, почему это произошло: всё оттого, что и Алексей и вчерашний компьютерщик сразу и окончательно превратились в единого отвратительного человека. Понимая, что я не прав, излишне зол и мстителен, тем не менее, ничего не мог с собой поделать.

Кое-как разломавшись после вчерашних переживаний, я вспомнил о компе, включил его и вдруг понял, что он вновь «отупел», а самое неприятное в том, что почта работала еле-еле, постоянно «зависала» и непростительно долго сохраняла поступающие со всей России рукописи авторов. Ну, не может такого быть, чтобы вчера всё работало, а за один день всё сломалось. Неужели мастер мог как-то навредить? Я не верил в это. Да и как он мог это сделать?.. Хотя адрес моего компа ему известен, а после вчерашнего «тёплого» расставания он мог вполне подсуропить. Позвонил в его контору, какая-то женщина сказала сонным голосом, что так такая «тупость» часто бывает, и попросила перезагрузить компьютер. Перезагрузил – прежняя история. Сообщил ей об этом, и попросил связаться со вчерашним мастером.

– Он сейчас на вызове, как освободится, попрошу вам позвонить.

Ждал я до вечера, но так и не дождался обещанного. Никто не позвонил: ни сонная тётка, ни рукодельник. Тишина. Начал обдумывать ситуацию: почему, ну, почему, комп вчера работал и вдруг «отупел»? Ну, не может так быть! Начал обдумывать возможные причины и решил на всякий случай проверить скорость интернета. Проверил, найдя нужный сайт, и неприятно удивился: скорости почти не было. Она и прежде-то была бюджетная, для пенсионеров, а теперь стала почти никакой. Я уж было хотел звонить провайдеру, узнать, в чём дело, но тут вернулся с работы сын, сразу же усмехнувшийся:

– Опять мучаешься?!

– Мучаюсь, – сказал. – А тебе что, от этого радостно?!

Он подошёл, спросил:

– Ну, и в чём сейчас-то проблема?

– Почта тупит. Еле качает. Хочу провайдеру звонить.

– Погоди. Попробуй перезагрузить роутер.

Отключил я от питания этот самый роутер, подождал пару минут, включил. Сын дождался скомандовал:

– Открывай почту!

Попробовал скачать файл, который перед этим скачивался 15 минут. Теперь же он полыхнул почти мгновенно.

– Ну вот! А ты суетишься, мастеров вызываешь!

– Тебе-то, сколько ни проси, некогда!

Сын и слушать не стал моих упрёков, развернулся и вышел, о чём-то заговорил в кухне с матерью, которая сегодня со мной почти не общалась, обидевшись на вчерашнюю трату семейных денег, лишь упрекнула, что, мол, на цветы сотню-другую жалею, а какому-то проходимцу отвалил немеряно! Она ходила по квартире накрашенная ни с того ни с сего, словно увядающая молодуха, и духов зачем-то не пожалела. Но на неё я не обижался. Обижало равнодушие сына, от чего сделалось и стыдно, и обидно, и горько до невозможности. «Ну, почему, почему так происходит? Почему нельзя вовремя подсказать, сделать небольшое одолжение, помочь отцу?! Почему нужно повторять просьбу сто раз?!» Не мог я себе ответить на это, и сын наверняка не ответил бы, потому что мы разные стали, из разных поколений. Во времена моей молодости было не в тягость помочь другому, тотчас отозваться на просьбу, а нынешние молодые иные. И как же быстро они стали такими, хотя сами не понимают этого. Только нам, тем, кому есть что вспомнить и с чем сравнивать, это доступно. А им нет. Они живут по принципу: «Каждый за себя» – и думают, что так и должно быть. Точнее сказать, не задумываются, принимают свою жизнь как данность, как постоянную величину, которая всегда была, есть и будет. И от этого становилось ещё горше.

И я уж ни от кого более ничего не ждал, тем более от мастера, который и на следующий день не позвонил. Тогда я попытался связаться с офисом, но никто не отозвался, даже сонная тётка. Решил съездить на Красносельскую. По пути нагуглил, пытаясь поподробнее узнать, что это за фирма, и оказалось, что данное «ООО» зарегистрировано ровно год назад, имело статус микропредприятия, на балансе в ней значился один человек – учредитель. Вот всё и сошлось. Ведь до года такие фирмы с маленьким оборотом не платят налоги, этим и пользуются ловкие люди, и вот год минул, и предприятие наверняка благополучно закрылось. Теперь учредителя надо будет искать под какой-то иной вывеской. «А надо ли марать душу?» – озадачился я вопросом и решил не ездить, не искать ветра в поле.

И сразу легче сделалось на душе, вспомнил о своём Серёге, о Сухаревской и изменил маршрут. Через двадцать минут был в знакомом месте, заказал два чебурека, взял шкалик коньяку и устроился за свободным столиком и помянул друга, человека своего поколения. И столько всего вспомнилось хорошего, доброго, весёлого. Почему-то вспомнилось, что мы никогда не ссорились, обходились лёгкими шутками – не более, он ни разу не выразился некрасиво о жене, о какой-то иной женщине, ни об одном сослуживце. Ни разу не ругнулся при мне матом, хотя я иногда не сдерживался, вспоминая какого-нибудь охламона. Первое время его правильность даже настораживала меня, не привыкшего церемониться в суждениях. Казалось, мы были разными людьми, но это не мешало найти что-то такое, что сближало. И заслуга в этом, конечно же, не моя. Окончательно расчувствовавшись, я взял ещё шкалик, вздохнул:

– Эх, Серёга-Серёга…

Автор пишет не о компе, он пишет о душах и доброте ЛЮДЕЙ в первую очередь. Ну требуйте милосердия по суду...

Независимо от возраста, места нахождения и времени жизни человек должен оставаться человеком..

Что,сказать..Как,там..Вот из за таких,как ты,Хаим,нас,евреев и ненавидят!

Помогаю знакомым,конечно,беру монету только в случае замены жёсткой рухляди,если,это действительно необходимо..Иногда,проще под паяльную станцию...и менять дохляков..За сим прощаюсь..Чего то неважно,мне..

Крути же бодрее штурвал, командир, 

на землю бы нам поскорей."


Русское поле

Содружество литературных проектов

http://www.ruspole.info/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic